svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yana_zinigrad в Отделить ребёнка от проблемы
.
Каждый ребёнок стремится к добру и к свету. Каждый стремится быть хорошим, внести свой положительный вклад в наш мир. Это заложено в каждом из нас при рождении.

Но часто случается, что ребёнок не может совладать со своими эмоциями и желаниями и начинает вести себя "плохо".
Он САМ ЗНАЕТ, что ведёт себя плохо. И очень переживает из-за этого.
Нет никакой необходимости указывать ребёнку на его "проступок", стыдить его и взывать к его совести.
С совестью у ребёнка ВСЕГДА всё в порядке.

Нужно понимать, что это временная слабость, с которой ребёнок научится справляться позже.

Мы можем помочь ему в этом.
Самое главное - мы должны научиться видеть ребёнка отдельно, а проблему - отдельно.

Иногда это невероятно сложно. Очень часто мы путаем поведение с характером и сущностью ребёнка.
Мы думаем: вот такой ребёнок нам достался, и пытаемся исправить, "починить" его. Давим на его жалость, стыд, страх. Используем любые средства в борьбе с нашим ребёнком.
Но эффект получается обратный. Своим давлением и неприятием мы обессиливаем его, отнимаем у него силы, которые ему нужны на то, чтобы справиться с негативом.
Мы как-будто встаём на сторону проблемы, занимаем позицию по другую от ребёнка сторону баррикады.
В итоге война идёт не против проблемы, а против самого ребёнка.

И вместо того, чтобы справляться с проблемой, ребёнок вынужден переходить к защите от нас. В зависимости от характера и жизненных сил ребёнка в ход могут пойти заискивание, скрытность, отчуждение, агрессия, физическое недомогание.
Наше осуждение не только ослабляет ребёнка, оно ещё способствует взращиванию у ребёнка чувства вины, неприятия себя и появлению комплекса неполноценности.

Это тот путь, на который "соскальзывает" большинство родителей. Я тоже до недавнего времени двигалась в этом направлении, хотя где-то в глубине души понимала, что этот путь тупиковый.
Что заставляет нас вести себя так глупо? - это другой вопрос. Ответ на него - в нашем детстве. И, возможно, работа с нашими детскими травмами поможет многим из нас освободиться от той разрушительной программы, которую мы несём в себе с младенческих лет.

Но сейчас речь не о том. Сейчас мы - родители. И обмануть жизнь отговорками о нашем тяжёлом детстве невозможно. Вот - мы и вот - наши дети. И мы должны научиться быть родителями, быть принимающей, понимающей, дарящей стороной.
Это самое большое счастье, которое даровано людям в нашем мире.

Если мы дадим понять и почувствовать ребёнку, что мы верим, мы ЗНАЕМ, что он хороший, что его промашка, его проступок и даже его преступление - это временная слабость и он обязательно справится с ней, мы дадим ребёнку невероятный источник душевных и физических сил. На наших глазах свершится чудо: ребёнок расправит плечи, его лицо озарится светом, взгляд прояснится и он сможет преодолеть любые трудности.

Нужно только помнить, что любое наше самое маленькое сомнение, любая доля недоверия - это камень, который мы выбиваем из-под ног ребёнка, карабкающегося по крутому склону взросления и самосовершенствования.
.
svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] sava_do в у син (система пяти движений) и дети
анамнез:
девочка шести лет, плохо есть, жалуется на подташнивание, закладывает нос и уши, боль в ушах;
 старшая из двоих детей; до сих пор прикладывается к груди, испытывая сильные эмоции; мало радуется, все время недовольна

  • тошнота + отказ от еды = дисбаланс Ветра (ослабление функций печени и желчного пузыря) и, как следствие

  • угнетенная Земля, т.е., элемент, отвечающий за питательную энергию и баланс в системе

  • недовольство, отсутствие радости - ослабленный элемент Огонь, что подавляет  в таком состоянии защитные силы (Металл)

  • нос - Металл, элемент, отвечающий за защитные силы

  • уши - внешний орган элемента Холод (Вода, внутренний орган почки, хранилище наследственной энергии)

  • длительное ГВ (грудное вскармливание, хотя здесь уже речь не о кормлении) при избытке эмоций, за управление которыми отвечает Ветер - т.е., дисбаланс Ветра вынуждает обращаться к Холоду  (Вода, наследственная энергия) по принципу мать-сын (Ветер сын Холода). Поскольку возраст уже для такого обращения избыточный (как я уже рассуждала, ГВ до двух, двух с половиной лет сбалансировано, позже - дисбалансно) - происходит истощение наследственной энергии, напряжение Холода   и дисбаланс ВСЕЙ системы

Вместо того, чтобы увеличить количество Огня (тепло, радость, вера в  себя, духовная энергия),  мама погружается в потакание своим  и детьным эмоциям (Ветер) и безволие (Металл), что с двух сторон ослабляют наследственную энергию - то, что управляет нашей Жизнью. Плюс ГВ, что, в данном случае, вовсе не выход - ни для ребенка. ни для матери. Впрочем и запрет тоже не вариант.
но понять следует - истощается наследственная сила = приходит конец жизни.


​ИМХО - здесь следует очень внимательно присматриваться мамочке к себе и своему окружению.
Истощение наследственной энергии, отсутствие Огня в системе ведет к раннему старению, ослаблению других сил системы, нарушает способность исполнять предназначенное - как гендерное,так и сущностное.


Истощенные родители скачивают силы со своих детей - папа с дочери, мама с сына, в первую очередь. Но и наоборот тоже возможно, поскольку дети не только пол имеют, но и в целом принадлежат к системе каждого родителя - ребенок, это периферийный, подчиненный элемент системы.
Если центр (родитель) страдает, он/она начинают компенсировать себя за счет периферии.


Готовится статья по элементу Холод (Вода), где я постараюсь рассмотреть, что уже знаю, по поводу проявления Холода в жизни вообще, а не только как климатическое явление или качество пищи.
и я благодарна случаю. давшему возможность разобрать на его примере, как развивается дисбаланс. связанный с элементом Холод  (Вода)
svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yana_zinigrad в Размышления 6-летней давности
.
Этот рассказ был написан 6 с половиной лет. Хаим тогда ещё не родился, Доре было 12 лет.
Взято отсюда:
http://yana-zinigrad.livejournal.com/46575.html

* * *
Этот пост я целиком убираю под кат. Потому что сказала то, что думаю, не позаботившись об обычной дипломатической цензуре. Не желая того, задела кого-то из моих друзей по ЖЖ. Стирать пост жалко, прятать под замок не хочу: придётся делить всех друзей на тех, которые поймут, и на тех, которые обидятся, приняв мои слова на свой счёт.

Поэтому очень прошу не читать этот рассказ тех, кого может задеть моё видение мира, возможно, слишком крайнее, касающееся воспитания детей родителями. Короче, прошу проявить понимание и всё такое. А если прочтёте и очень захочется резко высказаться по поводу моей позиции, то, пожалуйста, сделайте это у себя в журнале.

.
svetlaya_ya: (весна)
Из комментов - "Нужно быть честной с детьми". А мне еще хочется добавить - нужно быть честной с собой.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] ginger_mama в мама тоже человек
Современнея психотерапия удивительно скучна - во всем виновата мать. Изредка отец.

Я задумывала этот пост давно - и два, и три, и четыре года назад. Но тогда не вызрело, не сформулировалось, и текст представлял из себя смесь жалоб и завуалированных просьб меня пожалеть. А мне хотелось сказать вовсе не об этом.

Интернет - великая сила. У нас есть доступ к такому количеству информации, что голова идет кругом. Какой бы путь родительства не выбрали будущие или состоявшиеся мамы, всегда найдется статья "за" и статья "против". Обе статьи будут основаны на авторитетных мнениях и подкреплены солидными исследованиями. Что бы мы ни делали, хотя бы один видный психолог (а вместе с ним и его поклонники) посчитает, что это наносит ребенку травму. Похоже, что современные мамы травмируют детей только одним своим существованием.

Мы любим детей либо недостаточно, либо слишком сильно. Мы не даем им свободу или душим своим авторитетом. Мы слишком бдительны или слишком беспечны. И всегда неправы с точки зрения окружающих. Мы мечемся от одной модели поведения к другой в надежде найти правильную. И всегда проигрываем, потому что в современном мире нет "правильного" и "неправильного", ориентиры стерты и опоры шатки.
К тому же ребенку сложно взаимодействовать с теорией, какой бы прекрасной она ни была. Ребенок хочет маму.

И потому так сложно, так безумно сложно быть МАМОЙ. Настолько сложно и пугающе, что многие вообще от этого отказываются.
Потому что мы рождены людьми, а не богами. И доспехи небожителей нам, мамам, тяжелы. Мы сгибаемся под их тяжестью, мы ломаем себе хребет, и палица оттягивает руки. И молнии мечем мы неубедительно и неквалифицированно.

Мама тоже человек. Такой же человек, как папа, бабушка, дедушка, соседка, психолог, Гордон Ньюфелд, какими были Януш Корчак и Мария Монтессори с Рудольфом Штайнером, и такой же человек, как и сам ребенок. Такой же человек, как и ее ребенок.

Мама не может перекроить свою суть и стать кем-то другим. Как бы она ни старалась. Я знаю это. И худшее на пути материнства - отказ от себя, от своей сути, потому что он лишает нас возможности радоваться, возможности жить. Протянуть нить из прошлого в будущее, сохранить себя и помнить, что ты, хоть уже и мама, но все же - человек.

И уже из этого человеческого строить отношения с окружающими. В том числе и с детьми.
Я сотни раз ругала детей за неаккуратность, убирая за ними игрушки, пока однажды не перестала давать им божественную свою оценку - "вы неряшливы, неблагодарны, неаккуратны" - а спустилась на землю и призналась, что мне по-человечески обидно.
Когда я говорю с детьми о человеческом, я даю им возможность увидеть меня, узнать меня, понять, чтО я за человек, и в то же время узнать и понять себя.
Человеческие отношения - чистое творчество. Нет двух одинаковых людей, поэтому каждое наше взаимодействие - это прекрасная импровизация. При столкновении двух миров они разбиваются, чтобы родить третий - общий.
Поэтому нет готовых рецептов и решений. Они не лежат в плоскости идеального, хорошего, удовлетворительного и плохого. Все решения лежат в плоскости человеческого, когда мама не боится раскрыть ребенку великую тайну - мама тоже человек.

У меня не всегда это получается хорошо. Иногда у меня выходит из рук вон плохо. Иногда я воспитываю с высоты божества, даю оценки и раздаю ярлыки. Я пытаюсь быть идеальной и непогрешимой. Эта модель прочно сидит во мне, хоть ее позиции и пошатнулись.
Я очень люблю свою маму и безмерно ей благодарна. Но мне очень больно за нее сейчас. Более 20 лет я и не догадывалась о мамином титаническом труде, и душевном, и физическом, не умела ценить ее, понимать ее и принимать ее человеческую сторону. Никогда не слышала я от нее, что она не только устала или расстроенна, но и что она чем-то воодушевлена или обрадованна, никогда не говорила она, что хочет побыть одна или нуждается в моем обществе. Ее крепкая фигура была отделена от меня вуалью небожительницы - всегда правой, всегда идеально заботливой, всегда авторитетной и почти всегда ровной. Но стала бы она менее крепкой, покажи мне мама свое человеческое лицо? Чего стоила ей эта маска и что она украла у нее?

Я мама. Просто мама. Я люблю своих детей. Мы вместе идем по дороге жизни и учим друг друга многим важным вещам. Мы вместе ошибаемся, вместе спотыкаемся, но и вместе бежим вперед, танцуем и прыгаем по лужам. И я думаю именно это - самое лучшее из того, что я могу сделать для своих детей. Просто идти с ними рядом, чтобы они видели, что оступиться и даже упасть - это не трагедия, потому что всегда можно подняться и продолжить путь. А еще радость преумножается, а горе - делится. Это тоже видно, когда вместе. Когда вместе человеки, а не мама-всесильный-бог и ее подопечные, из которых ей нужно что-то лепить всеми силами, а потом и отчаянно дуть, чтобы вдохнуть жизнь.

Все уже есть в нас и в наших детях. Ни убавить, ни прибавить. Осталось научиться с этим ЖИТЬ.
svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] maria_d в Если ребёнок плачет
Что делать и не делать, если ребёнок сильно плачет. Внезапный испуг, например, или коленку ободрал, или резкая обида. Я тут пишу "мама", но то же работает, конечно, с любым близким взрослым.

Сначала что НЕ надо делать. Разговаривать НИКАК. То есть абсолютно. Никаких "иди пожалею" или "ой-ёй-ёй" или "маленький мой". Никаких вопросов о том, что случилось, как упал, где болит. ТИХО. Слова дают ребёнку дополнительную нагрузку на мозг в ситуации, когда он и так перегружен.

Также не надо тут мазать ребёнка или дуть на рану (исключения, вроде артериального кровотечения, понятны), сильно укачивать, совать ему игрушки или сладости. Не вводить в ситуацию НИКАКИЕ новые сущности под истерику. Опять же, разгрузить мозг ребёнка, дать ему справиться с бедой, обработать всё.

Что помогает:
1. Плавные, сильные, мягкие объятия, в них замереть, чуть отойдя от сцены проблемы, отвернувшись. Метафора "мама-одеяло". Мягкое, тёплое, надёжное, родное. Завернуть ребёнка в себя, как в одеяло. "Крепко", потому что у мамы часто от нервов руки подрагивают, и если держать не крепко, дрожь чувствуется :-)
2. Отрегулировать своё дыхание. Плавные, глубокие, регулярные вдохи и выдохи. Обратите внимание, как сильно дыхание в таких ситуациях сбивается; как регуляция дыхания помогает успокоиться; и, главное, как ребёнок синхронизирует со временем своё дыхание с маминым, тоже успокаиваясь.
3. Можно чуть-чуть покачивать ребёнка в такт дыханию, чуть-чуть поглаживать по спинке синхронно. Плавно, медленно, фоном, чтоб не отвлечь от важной работы, которой занят ребёнок - обрабатывать аварию.
4. Следить за дыханием ребёнка. Когда оно станет ровным, всхлипывания уйдут - повернуться "к лесу задом, к сцене передом". Посмотреть, где случилась беда.
5. И рассказать историю происшествия, "сказку аварии". Например: "Ты бежал вот тут к горке, а перед ней был лёд, левая нога уехала назад, и ты упал и ударился подбородком". Следите за дыханием ребёнка. На опасном месте, когда история подойдёт к "упал" - оно, скорей всего, участится. Ребёнок даже может опять заплакать. Он проживает событие. Историю можно рассказывать много раз. БЕЗ суждений (неосторожно, больно, зря) - только факты, только то, как было.

~*~*~*~*~*
Дальше про более старших детей; всё до этого пригодно с ноля, а дальше для в какой-то мере вербальных детей.
~*~*~*~*~*

Дети и сами часто рассказывают по нескольку раз всем членам семьи и знакомым, обрабатывая. В итоге ребёнок придёт к тому, что сможет историю рассказать или прослушать на ровном дыхании. Это значит, что стресс снят.
6. Когда ребёнок помирился с местом и историей происшествия, и ТОЛЬКО тогда, не раньше, можно устроить "разбор полёта". Хорошо его начать с вопроса вроде "Как ты думаешь, что стоило сделать?" То есть уже изменить "сказку аварии", придумать новую. Подчеркну, к этому этапу стоит приходить, эмоционально справившись, успокоившись. НИКОГДА не имеет смысл говорить "не делай того" или "куда ты смотрел!" - пока ребёнок плачет. Закройте рот и держите закрытым, а дышите глубоко и плавно - через нос :-) А когда ребёнок успокоится, он и сам всё расскажет, где ошибки были, и как их исправить :-)

Такой процесс занимает от часа до секунд; более старшие дети проделывают его внутри и самостоятельно. Говорить "под руку" плачущему ребёнку (даже жалеть) и/или не возвращаться к месту аварии - чревато психологическими проблемами.
svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] aksik в о самооценке - вред сравнений
к разговору о самооценке:
один из важных моментов в формировании адекватной самооценки - перестать сравнивать ребенка (и себя) с другимим, а сравнивать относительно себя, относительно старта. К сожалению, садик и школа такие системы, где даже при всем желании сложно от этого уйти. Даже если обучение построено таким образом, что отметки не оглашаются на весь класс, как в нашем советском детстве, дети все равно друг у друга спрашивают - и это им запретить невозможно. Но и родители с самого раннего возраста ориентируют ребенка на сравнение с другими: малыш плачет - "посмотри, ведь никто не плачет!" (ну и что, что никто не плачет? ни у кого же нет такой проблемы, которую малыш в данный момент оплакивает); "посмотри, Маша уже умеет считать, а ты?","посмотри, как Петя хорошо рассказывает стихотворение!".Read more... )
svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] become_a_woman в Вина - это неисполненный долг(предназначение, миссия)
Принуждение ребенка чувствовать вину - ни что иное как проекция чувства, который родитель сам должен был испытывать, но не выдержал и поэтому вынужден отделять и проживать опосредованно. У ребенка всегда ложное чувство вины. Ребенок всегда не является причиной вины. Ребенок это сама невинность. Естественная и уместная безответственность, в которой он нуждается как в кислороде. Поиски виноватого и того кто первый начал в детских ссорах - это следствие беды родителя, не способного признать свою ответственность. Не способного признать, что это он начал. Зачал своего ребенка. Все инструменты отношения к миру у ребенка от него. Миссия родителя забирать негативные эмоции ребенка. А значит и чувства вины. Это ключ к гармонизации.
К
огда кто-то кому-то недодает, вопреки своей миссии - это всегда приводит к чувству вины. Время упущено и это уже не может быть заменено на другое чувство. Чувство вины невозможно обратить назад, исправить, откатить. Его можно только прожить и признать.
Как много родителей, пытающихся исправить, что они не долюбили используя  дорогие игрушки, дороге развивайки. Они не обращают внимание на ребенка в тот момент. Они не обращают внимания на его эмоции. Мало ли что тебе не хочется, говорят они. Я же о тебе забочусь, я хочу что бы у тебя было все самое лучшее, я для тебя стараюсь, в конце концов. Эти родители одержимы собственными иллюзиями о счастьи. Они думают, что когда-то в будущем они смогут выполнить свой долг, догнать, если в прошлом не успели. Они пытаются догнать свое прошлое. Которого больше нет. Они гонятся за миражом. Они не хотят погружаться в собственную вину. Они объясняют ребенку, что это ребенок виноват в том, что ему не хочется утром вставать и идти на супер крутые занятия. Ни кто не думает о том, что мозг развивается от питания материнским молоком. А психика от безусловной любви матери. Они раздражаются, что его не добудишься утром. Что его не заставишь учиться. И в отчаянии, не желая признать собственное бессилие перед действительностью они скидывают на дитя остатки своей ответственности: А что если я не буду ходить на работу? Что тогда будет? И не дай бог ребенку начать размышлять на эту тему. Он будет вынужден соприкоснуться со всеми родительскими страхами, которые связаны с потерей способности выживать. Способность не слушать родителей - единственный способ защитить свою психику у многих детей. Не думать о том, что говорят они, не размышлять о том, о чем просят взрослые.
Время на исполнение мисии всегда есть только сейчас. Любой миссии и любого предназначения. Позже останется только вина, либо чувство выполненного долга. Каждый сам выбирает для себя.


П.С. Для тех, что желает читать мои максимально дополненные тексты в последней редакции. Читайте из ленты друзей. На почту вам приходит сырой материал. Это личный дневник, а не бумажная книга. Тут я могу позволить себе править сколько мне хочется. И я ценю эту возможность.
Спасибо что читаете.
svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] freeckle в сповідь ясельної каліки
Понеділок. Державний садок, ясельна група. Привели Левка перший раз подивитися, були там 20 хвилин за яких такого надивилися, що на тиждень роздумів... Діти плачуть всі, по черзі: одне, бо не хоче сам їсти "погодуй мене", одне, бо мама пішла, його носять на руках, заспокоюють, інші плачуть за компанію... Левко і собі два рази розплакався, коли закрили двері в передпокій, де була я.
Вихователька "заспокоює": "Вони мусять переплакати - тиждень, два, буває місяць плачуть... Ми їх забавимо, кажемо - мама пішла за сочком... Всі плачуть, потім забувають..."
Ага, забувають! В дітей є така властивість - забувати погане, але коли тебе малого заплаканого лишає мама комусь чужому - таке не забувається, воно відкладається в підсвідомості на довгі роки.
Так, я не пам"ятаю зі свого садочкового дитинства майже нічого, окрім кількох відверто негативних моментів і одного хлопчика, з яким бавилася. Ніяких свят, ранків... не пам"ятаю, як мене залишали і плачів за мамою, але ненависть до садка залишилася назавжди, вона проявляється внутрішнім роздратуванням і небажанням відправляти туди своїх дітей. Минуло 30 років і здається, що все мало б помінятися, скільки написано про прив"язаність, дитячі потреби, але ж ні - мами і далі віддають дітей і швидко вибігають, бо так найлегше... Для кого? Для вихователів, які потім носять ту дитину пів дня на руках; для дитини, яка розуміє, що вона не потрібна мамі; чи для мами, яка мусить йти на роботу і працювати з усвідомленням того, що її дитина десь там плаче?..
Німецькі садочки на своїх сайтах пишуть прохання перший час залишатися з дітьми, бавитись з ними в групі, щоб дитина поступово звикала, але в нас інші методи, нашій державі потрібні громадяни, які з дитинства навчилися бути непотрібними. І ти ростеш з тим усвідомленням непотрібності, стаєш підлітком з суїцидальними думками (о, скільки в мене їх було - з прощальними записками і ковтанням пігулок), навчаєшся, не знаючи, чи правильний вибір зроблено і чи згодиться колись те навчання, ходиш на роботу, не розуміючи сенсу такого життя... А потім народжуються свої діти і - ось воно! Ти розумієш, що їм потрібна мамина любов, якої тобі забракло в дитинстві. І її треба давати вже, бо в підлітковому віці вони її не приймуть. Дворічній дитині потрібен не колектив і не розвиток в садку, а в першу чергу, усвідомлення, що батьки її люблять і якщо його не дати, то можна все життя потім його шукати - в ранніх статевих стосунках, в сумнівних компаніях, в шлюбі і поза ним... але час не повернеш і нічим заміниш. Все-таки, час і умови змінилися, тепер ніхто не жене на роботу після року відпустки, можна працювати і розвиватись вдома з дитиною, але, в більшості, свідомість все ще залишилась радянською: "треба йти на роботу", "треба звикати до колективу", "мусить переплакати"...


Всю зворотню дорогу додому проплакала. Не через Левка, думаю, на нього це не так сильно вплинуло. Сльози самі котилися від згадки про тих заплаканих діток, в голові ще лунало "хочу до мами!"; від погляду мами, яка швидко виходить - в ньому безсилля і рабська примиренність; від історій вихователів про те скільки хто плакав і як хто переживає звикання до садка... Одна дитина постійно чекає маму на кріселку в якомусь складському приміщенні, ніхто не бавиться групами, кожен сам по собі і проти всіх - картини як з дитячого будинку... Вже не кажу про те гнітюче приміщення з шафками в два поверхи і відкритий туалет з колекцією горщиків, але умови це другорядне... Шкода вихователів, які мусять заспокоювати, забавляти, заговорювати і справді вірять в те, що це нормально, бо так завжди було і не можна інакше. З такою роботою складно мати здорову психіку. Але найбільше було шкода саму себе, бо батьки недолюбили, бо не було відчуття потрібності тоді, немає його і тепер.

Сподіваюсь, татко, який в дитинстві не ходив в садок, тому записав сина (бо ж батьки завжди намагаються дати дітям те, чого в них не було), зробить правильні висновки від побаченого і не буде наполягати на садку, принаймні ще рік-півтора...

svetlaya_ya: (весна)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] kynti в 10 самых распространённых родительских «нельзя»



автор:

[profile] europa_asia
… «сказать “нет”- не значит просто сказать “нет”».

                                                                                                                     Д.В. Винникотт

       Сказать «нельзя» - не значит просто сказать «нельзя» , или
10 самых распространённых родительских «нельзя».

                                                        





". Нельзя того, нельзя этого, нельзя еще,

нельзя уже, нельзя до, нельзя после,

нельзя никогда. Если взрослому дать волю,

он будет твердить "нельзя" с утра до вечера,

без передышки, как попугай."

Григорий Остер, "Папамамалогия"

« И вся это чудовищная машина (приказов и     

запретов) работает долгие годы, круша волю,

подавляя энергию, пуская силы ребёнка на ветер».

Януш Корчак

Read more... )

svetlaya_ya: (весна)

А может быть, вся наша проблема в том, что мы – люди, лишенные детства? Не в том смысле, что у нас не было мороженого и воздушных шариков, игрушек или праздников. А в том смысле, что мы никогда не имели права быть ребенком? Просто ребенком, от которого ничего не требуют, ничего не ждут. Который не должен входить в положение взрослых, понимать их чувства, вести себя соответственно?

12032942_l

Может быть, поэтому сейчас столько инфантильных людей, старающихся переложить ответственность за свою жизнь на чужие плечи – будь то муж, родители, учителя… Может быть, мы проживаем то, что нам не дано было прожить в три-четыре года сейчас, когда нам тридцать и сорок? Но если тогда это было безопасно, то сейчас это выглядит как минимум странно. А еще пугающе и настораживающе.

Истерики сорокалетней женщины более разрушительны, чем те же самые истерики девочки лет четырех. Агрессия трехлетнего мальчика естественна и не настолько опасна, как приступы гнева у мужчины за тридцать. Непоседа двух лет – это просто ребенок. А в сорок пять непостоянство и невозможность остановиться уже мешают.

Всему свое время – и детство в идеале это как раз период проб и проживания разного. Эмоций, состояний, желаний, собственного тела. Дети специально так устроены, чтобы получать этот опыт, разный и не всегда радующий родителей. И родители оказываются единственными, кому такой опыт не кажется полезным или важным. Им хочется этот неприятный этап перескочить (ведь у самих такого безопасного пространства не было). Родители часто пытаются сделать из ребенка взрослого. Почти сразу, как он родится.

11435394_m

Кафе. Семья. Малышу чуть больше полугода – уже сидит, но еще не пытается ходить. Малыш улыбчивый и спокойный. Вот только баночную пюрешку есть не хочет. Увидел у мамы в тарелке что-то вкуснее – какие-то макарошки и отчаянно тянет к ним руки. Реакция мамы стандартна:

«Что ты меня позоришь? Это что за поведение? Садись и ешь то, что дают!»

Подумалось, что я ослышалась. Может быть, у них есть еще один ребенок, лет десяти? Нет. Реплика предназначалась этому, маленькому человечку.

Или другая ситуация – многим знакомая не понаслышке. Когда в семье происходит кризис – например, родители поссорились или решили развестись, ребенку предлагается такой вариант поведения:

«Видишь, маме тяжело? Маму нужно пожалеть! Маме надо помогать, чтобы мама меньше плакала. Не расстраивать маму»

Даже если ребенку год или два. Неважно. Маме же и правда тяжело.

11413208_m

Еще один вариант – детский сад. Не все дети его любят – что скрывать. И многие плачут по дороге, пытаются остаться дома. я тоже не любила его – и каждое утро катала концерты, надеясь, что сегодня останусь дома. Но у родителей есть свои планы. А ребенок?

«Терпи. Ты уже большой. У мамы своя работа, а у тебя своя. Не подводи маму. Не плачь много. Веди себя хорошо, чтобы на тебя не жаловались»

Даже когда ему год или два. Он уже должен научиться себя контролировать, отвечать за свои поступки, сочувствовать родителям. Должен быть взрослым.

Иной раз, когда дети снова разобьют или разольют что-то, я снова ловлю себя на том, что говорю мамиными фразами. О руках не из того места,  о том «кто это сделал?». Торможу как только получается. И закрываю рот. Ведь литровая бутылка молока для трехлетки и правда тяжелая. А пятилетка не всегда может понять, что кружка стоит неустойчиво.

Да, мы требуем от детей взрослого поведения. Взрослых мыслей. Взрослых чувств. Взрослой позиции.

Как будто взрослая позиция в семье – это  шарик для пинг-понга. Сейчас я, потом ты. Сейчас я твоя мама, а потом ты побудь моей. Даже если тебе два года. Даже если ты совсем этого не хочешь. Даже если ты просто ребенок – стань взрослым.

11411313_l

Да, взрослая жизнь – непростая штука. В ней нужно принимать решения, брать на себя ответственность – и не только за себя. Когда появляются дети, забот прибавляется, мама и папа уже не могут управлять своей жизнью, как раньше. А если детей двое? Или трое?

Одна моя подруга детства всегда была занята. У нее был брат, на два года младше. Она никогда не выходила из дома без него. Он полностью был на ее попечении. А кроме того с 6 лет – когда она пошла в школу — ее обязанностью было накормить ужином родителей после работы. И эту обязанность она взяла на себя добровольно. Потому что маме очень тяжело, и кто еще ей поможет. В 7 лет она уже должна была убирать весь дом. В 8 на ней лежали магазины и советские очереди за молоком….

Другая моя подруга всегда боялась расстраивать родителей. Потому что если что-то не так – у мамы не выдержит сердце. Тройка по физике – можно довести маму до скорой. Вернулась поздно – у мамы уже валидол.  Денег попросила на платье – мама в ужасе. Маму же надо беречь….

И сейчас я вижу снова этих девочек, которые слишком рано стали взрослыми. Со своими родителями они такими и остаются до сих пор. Ответственными, хорошими, правильными. А свое детство проживают иначе. В своих детях. И их сыновья и дочери не по годам серьезны. Как маленькие взрослые.

Можно сейчас говорить о сценариях, переплетениях, о родовой энергии. Но я не об этом.  Я скорее о том, чтобы опомниться. И перестать забирать детство у наших детей.

11427432_m

Перестать их стыдить, призывать к дисциплине по любому поводу, даже малозначительному.

Перестать сгружать на них свои эмоции и свои трудности. Для ребенка этот груз невыносим. Это наша с вами ноша.

Перестать манипулировать своим здоровьем – они ведь так сильно боятся нас потерять.

Перестать требовать от них невозможного для их возраста – сидеть спокойно в три года,  складывать оригами, когда им хочется прыгать, не ныть, когда они еще не могут выразить чувства.

Перестать долбить своих детей, дергать их, строить.

Перестать меняться с ними местами, требуя сочувствия, понимания, жалости.

Мы так хотим, чтобы нас понимали и принимали. Но много ли мы понимаем в детях? Знаем ли мы и хотим ли знать об их особенностях? К какому возрасту у ребенка складывается усидчивость и интерес к чтению? Когда он может понять причину и следствие? Когда ему можно надолго разлучаться с родителями и как это делать? Когда ему уже нужно общение с другими детьми, в каком количестве и какой форме?

12478531_l

Принцип «со мной так поступали, и я выросла нормально» не работает. Слишком разные поколения. Слишком многое изменилось в мире. Слишком другими приходят сюда наши дети. Да и сами мы – давайте честно признаемся хотя бы себе – не особо-то и нормальные.

Задёрганные, затюканные, зашоренные. Всячески пытающиеся убежать от ответственности за свою собственную жизнь, часто впадающие в состояние жертвы. Не имеющие ориентиров в жизни и внутреннего стержня. Не понимающие собственных эмоций и не умеющие их контролировать. Не справляющиеся со своими внутренними кризисами, и постоянно убегающие от боли.

Честно посмотрим в глаза правде, и увидим, что мы все еще дети. Дети, которые выглядят как взрослые. Но которые так до конца и не смирились с тем, что настоящего беззаботного детства у них не было. И которые до сих пор не хотят взрослеть полностью. Насовсем. Безвозвратно.

Но пока мы сами не повзрослеем, мы не сможем стать настоящими любящими родителями. Мы только снова передадим эту травму дальше, чуть в другой форме – но ту же самую. Мы не сможем стать и настоящими женами и мужьями. И будем бесить друг друга инфантильностью. Она ведь часто видна только самым близким – когда для остальных я готова играть роль суперледи. А дома всячески пытаюсь залезть кому-нибудь на шею, упасть кверху лапками и требую ухода, как младенец.

И повзрослеть можно только вернув себе детство. Странно, правда? Но если бы вы себе позволили на какое-то время полностью погрузиться в состояние ребенка в безопасной обстановке… Позволили бы себе вести себя по-дурацки, глупо и непрактично. Позволили бы себе говорить ерунду, заниматься ерундой, бегать под дождем или бросаться тортом. Если бы вы просто позволили себе быть эмоциональной, непоследовательной, непредсказуемой… Хотя бы какое-то время….

11409782_l

Если бы вы позволили каким-то людям, в сердце которых много любви, отдавать вам ее просто так – даже не за спасибо.  Или разрешили себе прыгать на кровати, носить дома розовые платья принцесс, а в волосах делать смешные бантики… Если бы на какое-то мгновение вы вернули себе детство, когда ты – центр вселенной, весь мир вращается вокруг тебя и твоих желаний… Хотя бы для тебя самой!

Прожить снова детство осознанно. Завершить все то, что тяготит.  Сбросить с себя все родительские ожидания. Позволить им иметь свою судьбу и не нести за это вину и ответственность. Ох, как же много работы предстоит! Какой же огромный завал нужно расчистить, чтобы вернуть себе детство!

И вместе с проживанием, — если проживание настоящее и глубокое – приходит зрелость. Взрослая позиция. Ответственность за свою судьбу. Когда мы даже свое детство сами себе возвращаем, не ожидая, что это сделают наши родители.

Вместе с взрослостью приходит и понимание, что дети – это не просто «мое» и не просто «для меня». А дети – они такие же люди, маленькие человечки. Которым очень нужно детство. Детство, понимание и принятие. А все остальное – наживное.  Большой игрушечный трактор он сможет и сам себе купить, когда ему будет тридцать – если это так сильно важно для него. Но долюбить себя и разрешить себе свои эмоции – задача сложная. И лучше бы перед детьми такой задачи не ставить.

11427432_m

Не лишайте детей детства! Не делайте их взрослыми раньше времени!  Займитесь лучше собственным взрослением и собственными отношениями с детством. Это полезнее и эффективнее.

А если у вас детство все-таки было – то я очень рада. За ваших детей в первую очередь. Заражайте своим примером всех тех, кому кажется, что дергать детей и делать из них человеков – это хорошо и правильно. И авось что-то изменится.

И в тему для почитать. Я влюблена в эти книги и рекомендую их всем родителям.

В них очень хорошо и доступно описано то, что я сейчас пытаюсь вам рассказать вкратце.

Удачи вам на этом пути!


http://www.valyaeva.ru/?p=16394

post

Jun. 27th, 2013 10:29 am
svetlaya_ya: (весна)
ПРежде начинать спорить, убеждать, иногда проще понять откуда ноги растут. Мама, которая в год вышла на работу, оставив ребенка в саду, непросто объяснить, что жизнь с детьми приятна и интересна. Да и нужно ли объяснять?

Оригинал взят у [livejournal.com profile] vokina в post
В памятках по ГВ, которые мы выдавали мамам, был пункт примерно такого содержания: "Прислушивайтесь к советам только тех женщин, которые сами кормили долго и у них положительный опыт грудного вскармливания". Т.е. все остальные идут в сад.
Я бы сейчас дополнила этот список идущих в сад:
- если у женщины нет опыта взращивания мальчиков, а у вас сын (ее опыт в том, когда ее дочка села на горшок, заговорила, как взаимодействует с людьми, во что играет, с большой вероятностью, заставить мать сына чувствовать себя не очень успешной матерью, а уж если мама девочки возьмется оценивать поведение и навыки мальчика...).
- если женщина в год отдала своих детей в ясли (что во времена наших мам было нормой) или няне, то она не в курсе, как и когда дети садятся на горшок сами, она вообще не в курсе этого, потому что к горшку приучали в яслях, усаживая группу по часам
- если женщина всю жизнь работает, а с детьми видится только по 3 часа в день вечером, в выходные, когда нужно все убрать, приготовить еду на неделю и сходить в гости, и в отпуске, когда жизнь пытаются превратить в праздник, то у нее нет навыка жить с детьми. Просто жить, когда взрослые делают свои дела, тут же дети занимаются своими делами, потом что-то делают вместе. Обычная, естественная жизнь, без надрыва, когда большие и маленькие просто живут вместе. Такого навыка у всю жизнь работающих женщин нет. И когда они становятся бабушками, то получаются очень нервные бабушки, которые "не выдерживают" всего-то пару внуков на каникулах. Потому что в доме шумно и нет привычных чистоты и порядка (ну да, дети-то живые).

И с наступлением лета явно обострилось то, что детский сад и школа - это в первую очередь камера хранения для детей, чтобы они не мешали взрослым в нашем обществе. Да, детские сады летом работают, но как же приходится тяжело со школьниками! Сплошные головняки, в какой лагерь их отправить, или к бабушке, аа, вот той самой, которая не умеет жить с детьми, и потому их "не выдерживает", хотя вполне себе еще сильная бодрая женщина
svetlaya_ya: (весна)

Часто встречаю мамочек, которые характеризуют ребенка двумя категориями – удобный или неудобный. Удобный ребенок – это тот, который слушается, помогает, не убегает, хорошо спит, хорошо ест, в общем, не требует много внимания. Неудобный – часто ребенок-бунтарь, который все время пытается доказать какие-то свои права. Он и правда неудобен – за ним надо следить, потом извиняться за него, компенсировать поломки…

13138437_l

А что потом? Этим вопросом редко задаешься, когда ребенку 2-5-10 лет. Главное, что сейчас хорошо и удобно. Одна мой знакомая рассказывала о своих детях примерно так:

«Старшая Маша это ужас. С ней ни отдыху, ни покоя. Все время бегает, все время требует внимания, на площадке все время рев, в школе учиться тоже не хочет. Зато младший Вова – просто подарок.  Все делает, о чем ни попросишь. Помогает. Спать ложится сам -  с полутора лет.  Не капризничает. В магазине сроду ни одной истерики»

К слову, Маша и Вова – мои ровесники. И сейчас Маша – вполне успешная женщина. У нее семья, трое детей,  любимая работа, любящий муж. Несмотря на аттестат с тройками и мамину характеристику.

А Вова – и сейчас спокойный мальчик. Тридцати лет. Он живет с женой и мамой. И периодически уходит в запой. У него нет любимого дела – он работает там, где платят. От этого он еще сильнее пьет – ведь радости от работы нет.

Единичный ли это случай? Оказывается, нет.  И когда я написала об этом небольшую заметку, она собрала очень много перепостов и комментариев. Люди узнавали себя. Или своих близких. И соглашались, что удобство ребенка часто идет ему во вред.

12940582_l

Еще одна история – девочки. Хорошей девочки  Кати. Старшая в семье. За ней – еще трое погодок. Суммарно – четверо детей. Мама работающая. После родов  через месяц-два уже выходила на службу, выполнять план пятилетки. Дети росли с бабушкой. И Катей. Лет с четырех она уже могла остаться одна с малышами – следила за ними, кормила, укладывала спать.  В пять лет бабушки не стало. И теперь она отводила брата и сестру в сад, а сама сидела с малышом.

В школьные годы она сперва всех забирала из сада или школы, кормила, делала с ними уроки….

Первая любовь случилась в старших классах. Но прошла незамеченной. Она и подумать не могла о том, чтобы улыбнуться ему или прийти на праздничный вечер. Ей было чем заняться. Дома убраться, приготовить всем поесть, сделать уроки, подготовиться к экзаменам. Маму расстраивать нельзя…

Кате уже за сорок. У нее был муж. Но она так и не решилась стать матерью. Трое «детей» у нее есть. Куда ей еще ответственности. А муж все время раздражался от того, что она не знает, чего хочет.

Да, такой ребенок – это очень удобно. Это и помощь, и минимум внимания и времени, и повод гордиться.  Рождаются дети, у которых есть такая предрасположенность. Например,  спокойные и добрые. А еще так часто бывает у старших сестер – или тех, кто воспринимает себя старшей. Или у тех, у кого в семье уже есть «бунтарь»., чтобы как-то выделиться на его фоне и завоевать капельку любви.

13486393_l

Удобный ребенок не просит ничего в магазине. Может быть, он и стоит рядом с витриной, в которой стоит красная «Волга». Но не попросит. И скажет: «Давай сестренке новую куклу купим!». А удобная дочка будет ходить в старом платье, пока младшая купается в обновках. И никому это даже не покажется странным. Она сама согласится, что из двух подаренных кукол та, которая с одним глазом, — будет ее. Потому что сестренка расстроится из-за такого подарка.

Такой ребенок отдаст все самое вкусное маме или братику с сестрой. Хотя внутри на эту тему и будет протест. Вообще внутри у них происходит столько всего, что диву даешься. Никто из близких даже и не заподозрит, какие бури там бывают. Потому что с такими детьми и людьми не появляется даже повода об этом подумать. Они делают все, чтобы рядом с ними было комфортно. А когда комфортно -  нет необходимости чинить то, что итак хорошо работает. Хорошо – для мамы, папы, мужа, жены, детей. Для всех. Кроме него самого. Но как же тут догадаешься-то…

Но это и самое опасное состояние. Опасность именно в том, что мама не чувствует, когда пора вмешаться, она не видит и не понимает, в какой момент он отказывается от себя, ради ее любви. И, конечно, все это не со зла. Просто зачем поливать дополнительно то, что итак хорошо растет, правда?

А здесь урожай богатый – ребенок как подарок или курорт. На него никто не жалуется, ведет себя всегда идеально, ничего не требует… Помогает — часто и просить не надо.

13543916_xl

Только вот потом, когда он вырастает… И не знает, чего хочет. И не умеет отстаивать свои желания. И не умеет быть собой — умеет только приспосабливаться к чужим нуждам — это ли не самое страшное? Он легко сможет помочь кому-то достичь желаемого, а для себя никогда ничего не сделает. Не попросит. Потому что даже не поймёт, чего просить.

Он когда-то в детстве выбрал такую тактику – по каким-то причинам, и до сих пор ее придерживается. Неосознанно. Может быть. Нравилось быть значимым маминым помощником. А может быть, в семье был уже один «плохой» — и нужно было стать «хорошим», самым хорошим. Может быть, он  любовь получал только тогда, когда был удобным… Так и живет до сих пор. Чтобы всем вокруг удобно было…. И если кому-то рядом с ним плохо — он сразу чувствует свою вину. Огромную. Сжирающую всю его существо.

Ребенок-бунтарь знает, чего хочет. Он слышит себя и чувствует. Поэтому и бунтует. Поэтому и неудобен – ведь он тогда не хочет чужие мечты исполнять и следовать за чужими ожиданиями.  Не думайте, что они маму не любят. Еще как любят. Но это не повод отказаться от себя.

Ребенок-исследователь любопытен, изучает мир и часто бывает «неудобен» родителям — тут сломает, там разобьет. Он следует за своим любопытством – и может за это получить. Но все равно продолжит изучать этот мир.

А удобный ребенок… Он и правда удобен. Лет двадцать. Тридцать. Сорок. Пока его с головой не захлестнет кризис. И что потом? Бывает по-разному. Такими бурями и потопить всех вокруг можно. Своих близких, которые вообще не поймут, что происходит…

12863795_l

Ведь внутри у него тоже масса всего, но это все отвергаемое, игнорируемое, подавляемое. Оно словно никому не нужное, словно ничье…. И этому всему нужен выход, выплеск…

И дальше у него два варианта – продолжать прятаться от себя и делать вид, что ты все еще удобен. Тогда – болезни, семейные проблемы, карьерный тупик. Или позволить своему сердцу говорить. Сделать паузу – и в тишине попробовать услышать этот тоненький голосок. Который шепчет уже сорок пять лет: «Я хочу эту красную «Волгу» на радиоуправлении.. Мама, купи мне ее , пожалуйста!»

Идите и купите себе эту «Волгу»! Или куклу с двумя глазами. Самую лучшую. Для себя. Или килограмм любимого мороженого (вы, кстати, знаете, какое у вас любимое?). Или новое платье «ужасного» по мнению мамы цвета.

Сходите на балет, который все остальные считают ерундой. Или на хоккей, который никогда не нравился маме. Или….

Просто возьмите и сделайте хоть раз то, что вы любите. А не то, чего от вас ожидают. Хотя бы раз. И вдруг вам понравится?

13156323_m

Пусть вам с собой будет не менее удобно и комфортно, чем окружающим. Потому что на самом деле вашим близким станет легче, когда вы найдете контакт с собой. И они начнут хоть немного понимать вас и слышать. Появится ощущение, что  рядом человек, а не идеальный биоробот, на фоне которого вечно выглядишь не совсем совершенным. Позвольте им видеть ваши чувства и переживания (только не все сразу – испугаются такого объема!).

А главное – позвольте себе быть собой. Чувствовать, хотеть, просить, радоваться, не соглашаться на то, что вам не нравится. Тогда вы найдете и любовь, которую столько лет ищете и зарабатываете. Любовь приходит тогда, когда вы сами можете любить. То есть чувствовать, выражать эмоции и обмениваться ими.

Это не такая простая задача. И совсем не такая удобная, как просто выполнять обязанности жены по списку, правда? Но счастье не там, где удобство. Счастье – в искренности.

Ольга Валяева – valyaeva.ru

svetlaya_ya: (весна)
      Меня часто спрашивают, что делать, если дети ссорятся, бьют, обижают друг друга. Есть разные теории, с глубокими объяснениями почему так, а не иначе. Но иногда нужно услышать простые рекомендации. И у меня есть теперь, что советовать. Алена Николаева, детский психолог, автор проекта «Семья вместе!», мама двоих прекрасных дружных деток (почти 4 года и 2 года) - написала краткое руководство для родителей, которые хотят помочь своим детям наладить отношения и найти общий язык. Всего 10 страниц, 40 простых, но действительно действенных способов укрепить отношения между детьми. Вам остается только бесплатно скачать книгу здесь, уделить 10-15 минут прочтению. И , самое главное  - начать делать, если Вы еще этого не делаете :)

А завтра, 23 мая в 13.00 по Мск Алена проведет вебинар «Как превратить детей-соперников в друзей?»
Записаться: http://semya-vmeste.ru/sopernichestvo.htm
svetlaya_ya: (Default)
Статья о том, как желание оградить детей от высоты, падений и прочих опасностей толкает детей к другим опасностям. Опыт-то нужно где-то брать.
Помню как я сама пряталась от мамы с бабушкой, чтобы лазать по деревьям, кататься на тарзанке :)

Норвежские психологи Лейф Кеннар и Эллен Сандсеттер
объясняют, почему современные детские площадки должны быть гораздо более
опасными для здоровья ребенка.


ЭЛЛЕН БЕАТА ХАНСОН-САНДСЕТТЕР, профессор психологии Университетского колледжа королевы Мод для дошкольных преподавателей:



Современное общество устанавливает для детей новые правила игры —
в прямом смысле этого слова. В моем детстве детям разрешали целыми днями
бегать по улицам и лазить по деревьям. В промежутках между играми
ты забегал домой, хватал на кухне бутерброд и опять бежал на улицу —
до самого вечера. В наше время детская жизнь более упорядоченна
и организованна, например, в Норвегии 90% детей с годовалого возраста
ходят в детский сад, потом настает черед школы с неизбежной продленкой.
Все свое время дети проводят под жестким взрослым контролем,
и их практически невозможно увидеть на улицах или в парках.





Мне сорок лет, и детские площадки, на которых я играла, заметно
отличались от современных. У нас были тарзанки, сетки для лазанья,
высоченные горки, шаговые качели, а главное — все они были разные, можно
даже сказать уникальные. Нынешние площадки безличны, похожи одна
на другую.


В 1999 году, когда я училась в аспирантуре, мне пришло в голову
провести исследование на тему соответствия современных площадок детским
потребностям. За год до этого в Норвегии приняли закон о единых
стандартах безопасности, и множество детских площадок, которые были
построены городскими общинами из подручных средств, были закрыты.
Те общины, у которых хватило денег для закупки стандартных аттракционов,
завезли на площадки пластиковые качели, низенькие горки метровой высоты
и лестницы с устойчивыми ступеньками, песочницы с грибками.


Детям, конечно, этого было недостаточно, они начали усложнять
аттракционы: для нормального развития им необходим риск, и они получат
его любыми возможными способами. Им, например, надоедает скатываться
с горки, и они начинают на нее забегать задом наперед. Или залезают
на крышу грибка и прыгают оттуда, пока взрослые не видят. Или прыгают
с качелей. К счастью, в Норвегии поверхность под качелями — песчаная,
а в песок приятно приземляться, но, например, в Британии качели ставят
на гаревую поверхность, чтобы дети с них вообще не прыгали. Разумеется,
не помогает.


По статистике количество детей, получивших травмы на детских
площадках Норвегии после принятия закона о единых стандартах
безопасности на детских площадках, не уменьшилось и ежегодно составляет
2,2 случая в каждом детском саду. Это включает все: синяки, царапины,
разбитые носы и ушибы, то есть те вещи, без которых не должно обходиться
ни одно нормальное детство. При этом мы выявили тенденцию: если раньше
дети травмировались за счет якобы недостаточной безопасности
на площадках, то теперь они ломают руки и ноги, пытаясь сделать
«стерильный» инст­рументарий более интересным и, можно сказать, опасным.


ЛЕЙФ КЕННАР, профессор психологии Норвежского университета естественных и технических наук:

Я работал вместе с Эллен, когда она писала диссертацию. Моя гипотеза

состоит в том, что стремление ребенка к так называемым опасным играм —
нормальный этап психологического развития. И если мы будем пытаться
оградить его от всех возможных опасностей, то полноценную личность
мы не получим. Приведу простой пример. На своих лекциях я часто
спрашиваю студентов, боятся ли они ос. Как правило, этого боятся все,
но люди, которых хоть раз в жизни жалила оса, боятся меньше, чем те,
кого оса не жалила ни разу. В конце концов, у каждого из нас есть
потаенные фобии: мы боимся огня, воды, высоты, боли. И если ребенок
ни разу в жизни не соприкоснется со всем вышеупомянутым, его фобии будут
только прогрессировать.

Как психолог, вот уже двадцать лет я работаю с людьми, которые

одержимы страхами. Родители, что совершенно объяснимо, подвержены таким
страхам гораздо больше других. Я пытаюсь объяснить, что синяки
и царапины не представляют никакой угрозы для жизни ребенка и что шишка
на голове не помешает его развитию. А ведь по статистике ничего более
страшного, чем пара синяков или вывих руки, с ребенком на детской
площадке произойти не может. Летальные случаи на площадках, к счастью,
крайне редки и встречаются в Европе не чаще одного в десятилетие.


Я сам в детстве неоднократно резался ножом и ни разу не отсек себе
пальцы. И нормальное детство предполагает преодоление страхов,
но не их искусственное устранение. Параллельно с основной работой
я являюсь тренером по дзюдо и всегда могу отличить тех детей, которых
ограждали от опасных игр, от тех, кого искусственно не ограничивали
в развитии. Первые не умеют соблюдать баланс, у них изрядно хромает
координация движений. Я прошу их поднять правую руку — они поднимают
левую. А вторая группа детей выполняет все задания с невероятной
легкостью. Детская площадка — модель общества, и не стоит делать
ее безопасной, как барокамера. Иначе вместо нормальных детей у нас будут
вырастать странные человечки.


Детям не нужна дополнительная безопасность, им нужен адреналин. Эллен
показала мне удивительную видеозапись: мальчик играет в одной
из кабинок карусели, сконструированной в соответствии со всеми
требованиями современной безопасности. Но если раньше такие кабинки были
деревянными, то теперь они сделаны из цельного пластика, поскольку
считается, что деревяшку можно хитрым образом выломать, и тогда ребенок
залезет на крышу кабинки. На видео есть эпизод, в котором мальчик
подтаскивает к кабинке большую метлу, ставит ее в распор и по ней
залезает на крышу. Напрашивается вывод: излишне заботясь о детской
безопасности, не добиваемся ли мы обратного результата? В конце концов,
как взрослый может предугадать, по какому пути пойдет фантазия ребенка?


ЭЛЛЕН БЕАТА ХАНСОН-САНДСЕТТЕР: В 2005
году я договорилась с воспитателями десятка детских садов о том, что
буду приходить к ним на площадки с видеокамерой. В общей сложности
я наблюдала за 70 детьми 3-5 лет. Мое исследование
подтвердило версию о том, что детям не хватает стандартного оборудования
на площадках, и они склонны к поиску дополнительных опасностей. При
этом они сами прекрасно соблюдают меры безопасности и никогда не будут
рисковать больше нужного. Например, никогда не полезут на верхушку
дерева, а будут подбираться к ней постепенно, преодолевая страх
«ступенька за ступенькой». Своих подопытных я разделила на пять
категорий: первые любят забираться на высоту, вторые ненавидят играть
под присмотром, третьи любят бегать по площадке со страшной скоростью,
четвертые обожают играть с опасными предметами и, наконец, пятые —
драчуны.

Первая категория — самая распространенная. Страх высоты встречается

у людей чаще всего, они испытывают его с самого раннего возраста,
и дети, забираясь на дерево или верхнюю ступеньку лест­ницы,
бессознательно пытаются его преодолеть. Дети, испытывающие тягу
к дополнительной скорости, пытаются понять, где предел их возможностей,
какое пространство подходит для ходьбы, а какое — для бега. Опять же,
те, кто убегает на площадке от взрослых, подчеркивают свою независимость
и взросление. И если раньше опека воспитателей была для них необходима,
то сейчас они чувствуют уверенность в собственных небольших силах.

Если говорить об играх с опасными предметами, то в случае моего

исследования речь идет о ножах. Это распространенная в Норвегии вещь:
когда ребенку исполняется пять лет, взрослые разрешают ему пользоваться
перочинным ножом. Он может брать его в детский сад, вырезать
из деревянных брусков дудочки. Дети, которые любят играть с ножами,
в более взрослом возрасте обращаются с опасными предметами лучше,
чем те, от кого острые предметы прятали.


А когда дети дерутся, то они пытаются выработать техники для победы
в любом споре и занять место в обществе. С точки зрения жизни в обществе
драки на детских площадках очень важны, поскольку дети вырабатывают
уверенность в себе и учатся вести спор.

ЛЕЙФ КЕННАР: С точки зрения эволюции

идеальная детская площадка должна быть похожей на среду, в которой
ребенок будет жить, когда повзрослеет. Но такие вещи были возможны
тысячу лет назад, не сейчас. Современное общество меняется слишком
быстро, изменения мало предсказуемы, и мы можем сделать одно — дать
ребенку возможность играть так, как ему хочется, преодолевая свои
страхи. Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок не лез на опасную
высоту, опасался незнакомцев, не хватался за острые предметы.
На идеальной площадке все эти опасности собраны в миниатюре. Вы можете
обложить ребенка ватой, бесконечно стерилизовать его игрушки, но в итоге
он вырастет и столкнется с бактериями, твердой землей и острыми углами.


В детстве я жил в деревне под Осло. Я спокойно лазил по деревьям,
утесам и скалам, и моим родителям в голову не могло прийти, что это
опасно. Когда мне было шесть, я решил уговорить девочку, которая мне
очень нравилась, прыгнуть с небольшого утеса на дерево. Я встал на утес,
схватился за ветку ближайшего ко мне деревца, довольно гибкого,
с такими красными ягодками. Я взлетел наверх, а потом упал, со всей силы
ударившись о подножие утеса. Девочка в страхе убежала, а я, стоя
на карачках, пополз домой. Отца не было, мама в спальне кормила мою
сестру, и я тайком запихнул окровавленную рубашку в стиральную машину.
Но мама ее, конечно же, нашла, после чего осмотрела меня и повела
к врачу. С тех пор у меня на спине 15-сантиметровый шрам. Но такие вещи нормальны, они учат тебя соизмерять свои возможности с желаниями.



Источник.
svetlaya_ya: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] aksik в Мальчик в начальной школе

мальчики и обучение в начальной школе - как смягчить негативное влияние?

Читать дальше... )




Posted via LiveJournal app for iPad.

Posted via LiveJournal app for iPad.

svetlaya_ya: (Default)
Мои как раз производят захват квартиры....
А я пойду подумаю, как жить, чтоб им хорошо, и мне.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] aksik в детсад и гендерные стереотипы: смена ролей
с самого раннего детства мальчик получает от окружающих подсознательную установку "быть мужчиной плохо!". Опять скажу, что для формирования такой установки и женственного образа "дрюлечки" вовсе не надо это объяснять мальчику прямым текстом. Подсознательно внушаемые вещи гораздо сильнее и эффективнее, нежели прямые указания что и как делать. Каким образом мальчик получает такие представления?Read more... )




Profile

svetlaya_ya: (Default)
svetlaya_ya

March 2014

S M T W T F S
      1
2345678
9 10 11 1213 1415
16171819202122
2324 2526 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 12:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios