svetlaya_ya: (весна)
На днях имела возможность погулять с детьми на детской площадке в спальном районе. Точнее на 2-х площадках. Две разные площадки, две разные компании детей, две разные компании сопровождающих взрослых. И я поняла, как же мне повезло. Повезло, что могу гулять в Стрийском парке. Повезло, что в жизни моих детей есть замечательные друзья. Повезло, что в моей жизни есть интересные, разносторонне развитые, добрые люди. Спасибо, что вы есть в нашей жизни. Я вас люблю :)
svetlaya_ya: (Default)
Оригинал взят nevsedoma  Гордон Ньюфелд "Как растить детей в век цифровых технологий". Часть 2.
Над этой частью перевода работала мама Маш deofol. Спасибо ей.
Оригинал лекции на английском языке здес http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=Oq8ULEfvF78#!

Как растить детей в век цифровых технологий (продолжение)

Готовность детей к восприятию информации

Еще одна вещь, которая необходима детям, чтобы реализовать свой личностный потенциал – это умение адаптироваться к неизбежным потерям. Потенциально люди способны адаптироваться лучше всех других живых существ, но это не заложено в нас изначально. Мы должны противостоять печали, когда встречаемся с вещами, которые в нашей жизни не работают, развивать устойчивость, научиться понимать, что мы не должны идти одним путем, уметь подстраиваться под те вещи, которые не можем изменить Итак, в чем же проблема с прямым и непосредственным доступом к информации, как это на нас влияет?
цифровые устройства

Прежде всего, нам необходимо разобраться с таким понятием ка внимание. Люди всегда страдали от информационной перегрузки (а кто-то из вас страдает прямо сейчас). Мы страдаем от информационной перегрузки, нам не нужно слишком много информации. Внимание работает так: 98% поступающей информации оно отбрасывает в пользу осознания оставшихся 2%. Кто-то из вас сейчас это пропустил, не волнуйтесь, вы усваиваете столько, сколько можете. 

Итак, ваши защитные механизмы отфильтровывают мои слова прямо сейчас. Почему? Потому что вы перестали выносить из них смысл, вам уже хватит. Дело в том, что когда мы проглатываем больше, чем можем переварить, мы плохо себя чувствуем. Это происходит на физическом уровне. Механизм внимания всегда готов отфильтровать лишнее, когда дело доходит до обработки информации при избыточной стимуляци

Угадайте, что происходит, когда дети смотрят в экран. Фактически это вызывает более активную ответную реакцию регуляции активизируется дополнительная защита от информации, просто потому, что сейчас мы как будто стоим под пожарным шлангом, из которого на нас хлещет информация. Этот поток активизирует наши защитные механизмы. Он фактически мешает тому процессу развития мозга, о котором нам сейчас известн

Раньше мы считали, что мозг похож на миниатюрный компьютер или, скорее, на очень большой компьютер, но, тем не менее, мозг считали компьютером, процессором по обработке информации, в который вы закладываете информацию, а он ее обрабатывает. Сейчас мы знаем, что мозг работает не так. Мозг - это "решатель задач". Мозг решает задачи. Связи в мозгу возникают для решения задач, и мы знаем сейчас, что связи для решения задач развиваются через игр

Игра – а играют все потомки млекопитающих — это самая важная часть развития. Мы сажаем детей перед экранами, и это мешает возникновению игровой деятельности. Игра необходима для развития мозговых связей, которые позднее используются в школе. Мозг не возникает и не развивается благодаря знанию алфавита, мозг не развивается от изучения цифр, мозг не развивается от получения информации, потому что может обработать лишь столько, сколько нужно ему для развития, и развивается он не через получение, а через преобразование информации в его собственный ми
Одно из исследований продемонстрировало обратную зависимость между временем, проводимым у экрана, и развитием речи у дошкольников. Фактически есть много разных исследований о неблагоприятном влиянии на развитие мозга. рямой доступ к информации разрушает зависимость детей от нас. Сейчас мы должны понять, что заботиться о детях означает сделать их зависимыми от нас, а главные области, в которых легче всего установить зависимость, – это еда, компания и информация. Но наши дети больше не хотят еды от нас, у них есть холодильник. Нашим детям больше не нужна наша компания, они общаются друг с другом. Наши дети больше не ищут у нас ответов на вопросы, у них есть Гугл. И это навсегда изменило те беседы, которые мы могли вести раньше.

Раньше в некоторых вопросах я мог быть авторитетом. Сейчас мои дети успевают попробовать что-то, прежде чем я заканчиваю это осознавать. Они знают по любой теме больше меня. Я перестал быть источником информации.

Ньюфелд

В чем же проблема? Проблема в том, что с воспитательной точки зрения дети всегда могли на нас опереться, зависеть от нас, потому что мы были источником всего этого:  компании, пищи и информации. Сейчас доступ к информации подрывает нашу способность контролировать содержание, контекст и длительность воздействия этой информации.

Родители потеряли концепцию "готовности". Дети знают намного больше о сексуальности и сексуальных контактах. Мы потеряли возможность выбирать время. Информации слишком много. Речь не о том, что именно они знают, а главным образом о том, когда, по нашему мнению, дети готовы воспринимать определенную информацию. Если говорить о контексте, раньше я ходил на прогулку со своими детьми, тщательно выбирая время, чтобы поговорить с ними о некоторых вещах. Сейчас это невозможно. У них у всех есть доступ к информации. Он душит зарождающуюся индивидуальность и нежные ростки идей, любопытства и размышлени

Я попробую проиллюстрировать то, о чем говорил. Изначально (я говорю об информационном веке) мы считали, что чем больше у человека информации, тем больше он готов к решению задач. Мы так думали. И мы ошибались. Я имею в виду идеи 1960-х годов, а также 70-х и 80-х, когда компьютеры только начали появляться. Это называлось "теорией обработки информации" и считалось, что для человека хорошо иметь доступ ко всем видам информации, чем больше, тем лучше. Оказалось, что это совсем не так.

Благодаря психологии развития теперь мы знаем, что наличие информации не приводит к решению задачи. Чем больше информации, тем меньше нас Необходимо, чтобы у ребенка было любопытство, чтобы он хотел знать разные вещи, чтобы он чувствовал себя действующим лицом в процессе, чувствовал, что это его любопытство, ему интересно, он появляется из осознания им собственных смыслов разных веще

Откуда это берется? Это появляется, когда утолена нужда в привязанности, близость в контексте связи, с кем-то, кто дает ему больше, чем он просит, во взаимоотношениях с родителями, учителями, теми, кто заменяет родителей. И когда появляется самоосознание, появляется игра. Ребенок входит в игру, переселяется в ее мир, и его мозг начинает лучше решать задачи. И когда это происходит, ребенок начинает искать информацию в результате пробуждения любопытств

Сейчас мы можем брать информацию отовсюду, н информация - это последний элемент паззла. Информация должна идти последней. Должна быть сформирована готовность с точки зрения развития. Мы нагружаем наших детей информацией, которую их мозг, вероятно, не может использовать, и это мешает развитию их деятельности в рамках привязанност

Одно из печальнейших исследований университета Южной Калифорнии показало, что время, проведенное ребенком вместе с семьей, за последние десять лет упало на треть. И это в 30 странах! Это место занимает время, проведенное перед экраном. Мы теряем контекст воспитания наших детей.  

Еще раз повторю, информация — это последняя составляющая в уравнении. Ребенку нужно не больше информации, а больше контакта, близости и приглашение существовать в нашей жизни. Дети должны напитаться этим, и лишь тогда они станут самостоятельными существами. А сейчас у детей беспрецедентными темпами возникает скука, а когда им скучно – они ищут больше информации и больше социальной стимуляции, но это не помогает справиться со скукой. Слово "скука" (bore) в английском языке имеет еще одно значение: "дыра". Это ощущение дыры, которую нужно чем-то заполнить. Мы всегда пытались заполнить ее своим появившимся "я", интересом, любопытством, вопросами о своем мире, а сейчас пытаемся заполнить информацией и стимуляцией, но беда в том, что информация не помогае

Продолжение следует…

post

Nov. 4th, 2012 10:33 pm
svetlaya_ya: (Default)
Сколько говорят о том, что нужно срочно бежать в коллектив и учится общаться и жить в коллективе. В коллективе в 20-30 чужих человек. Которых ты не можешь выбирать. Тебе приходиться быть с ними в одном помещении. А о том, как научится жить со своими родными. Да и мы, взрослые, не всегда умеем жить с другими людьми.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] vokina в post
Глядя на то, как взаимодействуют Гоша и Таня, как они друг на друга настроены, на их мир, в котором происходят только их совместные события, в которых я, порой, ничего не понимаю, я увидела еще одну причину быть против садов-школ. Если бы мои дети ходили бы в сад, в разные группы, они бы взаимодействовали с чужими детьми, с детьми, которые будут в их жизни не так долго, но они не научились бы взаимодействовать друг с другом, будучи родными по крови.
Так произошло со мной и моей сестрой.

Read more... )

svetlaya_ya: (Default)
    Без отсебятины - в голове много мыслей, а сформулировать и написать не могу.  Мурашки по спине бегают.

Отсюда
      Фильм «Осенняя соната» снова навел меня на размышления о работе в жизни женщин [1]. Настолько четко я снова увидела там эту мысль. О том,  что на самом деле большинство женщин стремятся на работу, чтобы убежать из дома. И от своей боли — в том числе.

           Фильм о том, как мама приезжает в гости к своей взрослой дочери. И между ними происходит диалог, в котором дочь рассказывает о своем детстве. Когда мама была увлечена карьерой и пропадала на работе. Когда она занималась важными вещами, в то время как ее дети жаждали ее внимания и любви. Для матери, которую тоже никто и никогда не любил, это оказывается огромным шоком и безумной болью. От которой спрятаться невозможно. Можно только убежать. Снова – в работу. Очень рекомендую вам этот фильм, особенно если у вас сложные отношения с мамой — он вскрывает раны, но и лечит.

          Женщины часто пишут мне письма о том, что им обязательно надо найти работу. И хотя принято считать, что чаще это интересует незамужних, моя личная статистика говорит об обратном. Но и общая статистика подтверждает это мнение. 79 процентов замужних женщин работают полный рабочий день. Из них более половины имеют детей младше трех лет и три четверти – детей до 14 лет. 

Разве в этом есть что-то пугающее? Это ведь здорово, что они не  сидят дома, как курицы, а приносят пользу, самореализуются! Но вот какой мотив они преследуют? И какую цену за это платят?

Открою вам страшный секрет. Когда женщина остается дома, ей приходится сталкиваться не с  самыми приятными вещами.

Во-первых, в общении с детьми у нее обостряются ее собственные детские травмы. И это очень ясно видно, когда в определенном возрасте у мамочки вдруг появляется неистребимое желание сбежать из дома на работу. Хоть куда-то сбежать.  Чтобы не переживать все это снова. Так, чтобы при этом никто не мог ее осудить. И самый идеальный вариант – это работа.

Во-вторых,  дома ей приходится столкнуться со своей неизведанной частью – женственностью и женским путем. Ей нужно заниматься работой, которая пробуждает женские качества. [2] А если именно женская часть в ней – и во всем роду травмирована? Если уже много поколений никто из ее предков не мог и не хотел быть Женщиной? Тогда и примера нигде не взять, и разрешения на это никак не получить.

В-третьих, ей нужно научиться строить настоящие близкие отношения. На работе можно строить формальные, а два часа дома – играть свою роль. Но когда ты все время находишься в семье, уже невозможно притворяться. И чтобы получать удовольствие, чтобы радоваться в этом процессе – нужно учиться доверять (мужу, конечно), Любить, принимать, прощать. С этими словами почти для каждой женщины за последние 100-200 лет связано слишком много боли. И окунуться в это очень страшно.

В-четвертых, уже сейчас мы имеем поколение, воспитанное социумом. Не любящими мамами, а замученными воспитательницами и несчастными учительницами. Поколение, мамы которых были заняты трудом на благо общества. Счастливы ли мы? Умеем ли мы любить [3]? Сформировалось ли у нас ощущение безопасности и принятия? Умеем ли мы строить семьи и воспитывать детей в любви?  А еще дети учатся и подражают тем, с кем проводят больше всего времени. На кого будут похожи дети, воспитанные няней? Или воспитательницами детского сада?

Получается, что для большинства из нас участь домохозяйки не столько унизительна и скучна, сколько травматична и полна  тягостных переживаний.

Поэтому выход на работу становится  таким желанным «запасным выходом» — способом спастись. Способом убежать от боли. Конечно, мы  никогда не сможем в этом признаться. Даже себе. Мы найдем причины – ипотека, низкий доход супруга,  карьера, саморазвитие, закончившийся декрет. Это даже может казаться вынужденной мерой – и нам самим.  Но на самом деле в глубине этого решения – будет бегство. Бегство от боли. Бегство от зависимости. От своей беспомощности и слабости.

Мы не умеем любить. Принимать любовь и давать ее. Нас некому было этому научить, ведь наши мамы росли точно так же. Или даже хуже. Многие после войны остались без отцов. И их матери не успевали прожить это горе. Они закрывали свое сердце и шли кормить семью… Поэтому дома от нас требуется невозможное – снова открыть свое сердце.

Но когда мы пробуем его открыть, первым делом появляется боль. Огромная боль одинокого и несчастного ребенка. Маленького малыша, который своим открытым детским сердцем так и не нашел маминого тепла. Погрузиться в это – страшно и невыносимо. И мы снова закрываем свое сердце. Наглухо. 

Конечно, мы любим своих детей и супругов. Как умеем. Насколько хватает душевных сил. Но полностью открыться и отдаться этой Любви – невозможно. Жить в этой Любви и дарить ее – нам не по силам. Она – эта Истинная Любовь – погребена под огромными завалами боли и обиды. Ей оттуда просто так не выбраться.

От боли убегать можно очень долго. Всю жизнь. И даже больше. Но если мы родились с вами женщинами – то наш главный урок как раз в том, чтобы открыть свое сердце и научиться Любить. Убегая и избегая боли, мы снова и снова получаем «незачет» по главному предмету. Это и делает нас еще несчастнее. 

Для меня самый сложный возраст у моих детей [4] – это с года до трех. В моей жизни это был не самый приятный период. Хотя я его не помню совсем. Но именно в год меня отдали в ясли (я все детство ненавидела детский сад), в два года погиб мой папа, а в три года от долгой и мучительной болезни умерла мамина мама. 

 Я не помню совсем этого времени,  только свое детское ощущение, что о маме никто не позаботится, кроме меня. Что у нее больше никого нет. Что я должна о ней заботиться и защищать, спасать. Я даже ходила ее встречать по ночам из гостей, когда мне было лет 7-8.

 Это потом уже мама рассказывала, как трудно было ухаживать за бабушкой, когда она умирала. Каким шоком стала смерть папы. Как трудно было собраться в кучу и жить дальше.

 И когда моему старшему сыну исполнился год, во мне словно что-то изменилось. Я не собиралась идти работать, мне нравилось быть в декрете. Мы с сыном вместе занимались домом, общение с ним доставляло мне радость. Но вдруг меня все это перестало радовать. Вдруг мне стало невыносимо в четырех стенах. Я тогда подумала, что просто засиделась.

 Когда ему было полтора года, я вышла на работу.  Причины были «от меня не зависящие» — зарплаты мужа не хватало, нужно было оплачивать квартиру и няню ребенка. И три месяца я занималась «важным делом». Которое помогало мне перевести дух и немного отвлечься.  Но при этом моя душа была не согласна с таким решением. Да. Дома я встречалась с собственной детской болью. Хотя и не сразу это поняла. Но и оставлять своего ребенка по тому же сценарию было невыносимо.

 Я уволилась и вернулась домой. И первое время мне было легко и радостно. А потом мне снова захотелось большего. И я стала работать в нашем с мужем проекте. Я делала это из дома, по нескольку часов в день. Но в это время я словно пропадала из дома. Физически я была в наличии, но мыслями и чувствами – я была далеко. Я очень плохо помню этот период его и своей жизни.

 Простого увольнения оказалось мало. Ситуация начала меняться только тогда, когда я смогла решиться встретиться с этой болью. Когда я начала ходить на расстановки и проживать все это. Папину гибель. Мамину боль. Мое детское одиночество.

Тогда я смогла отказаться от этой работы, которая съедала слишком много моих душевных сил и времени. И понемногу начала переключаться в сторону тогда еще одного сына. Рождение второго сына стало для меня еще большим подарком. Я с нереальным удовольствием занималась бытом и детьми, супругом. В этом мне помогали ведические лекции и расстановки. И до сих пор помогают.

 Не увольняйтесь с работы, думая, что это сразу изменит вашу жизнь. Пока вы не встретитесь со своей болью и не проживете ее – вы только хуже всем сделаете. Своим близким, которым придется платить за вашу жертву,  самой себе – страдающей от нереализованности.

В том же фильме «Осенняя соната» есть эпизод, когда мама ушла с работы. И дочь вспоминает его, как самое ужасное — потому как мучившаяся мама измучила всех вокруг — контролем и опекой. Она не научилась любить и заботиться. И решила контролировать и гипер-опекать… С невылеченными травмами бесполезно увольняться — можно только навредить.

Сначала найдите в себе силы открыть сердце – и один раз до конца пережить все это снова и в полном объеме. Очистить путь для Любви.

У меня этот период длился несколько месяцев. Ежедневных слез, писем, обид и молитв. Мне потребовалось многое проговорить – рассказать своему мужу и даже маме. Иногда я еще встречаюсь с отголосками этой боли.  Но сейчас я уже знаю, что ей нужно идти навстречу.

Сейчас я понимаю, что мы, замужние женщины, выходим на работу чаще всего убегая от своей боли. Это наш способ побега из тяжелой ситуации. Но есть и другой вариант. В благости. Сначала это трудно. Труднее, чем привычный побег. Но польза от такого решения несравнимо больше.

Видеть, как растут твои дети. Вовремя приходить им на помощь. Поддерживать их. Помогать им расти и искать свой путь.  Знать, кто и что в них вложил. 

Быть близким другом своего мужа, его Музой. Видеть, как у него расправляются крылья, как он становится мужчиной. Настоящим Мужчиной.

Жить полной жизнью. Любить и быть Любимой. Создавать свой маленький мир. Наполнять его светом. И делиться этим светом со всем миром.

Быть Женщиной. Настоящей — сильной любящей душою. Открытой и искренней. Полной творчества. Ведь настоящая женщина без творчества не существует. 

Это напоминает мне еще одну историю из книги «Законный брак» Элизабет Гилберт. Эта история — о ее маме. О том, что однажды у нее появился шанс сделать карьеру. Дети были уже школьного и близкого к нему возрастов. И мама с головой окунулась в карьеру. Но постепенно это перестало нравиться ее супругу (как это часто и бывает). И мама выбрала дом и семью.

Элизабет Гилберт очень творческая женщина, которая ценит свою свободу. Но она открыто говорит о том, что «Мы, дети, были бесконечно счастливы, что мама снова с нами». Это пишет очень свободная и эмансипированная американская женщина. Потому что этот факт отрицать невозможно.

Может быть, это был «крах маминой карьеры», но это то, что сделало счастливыми ее детей. Потому что детям нужна мама, ее энергия и любовь, ее внимание. Как выяснилось уже позже — мама не пожалела о своем выборе. И была по-настоящему счастлива в своей семье.

Поэтому сама Элизабет решила быть только творческим человеком — и детей у нее нет. Правильно это или нет — решать не нам. Но эпизод этот уж больно показателен. Он говорит о том, как радуются дети, когда мама ставит семью на первое место.

Значит ли это, что все матери должны сидеть в четырех стенах? Вовсе нет.  В жизни каждой женщины есть место для творчества, для благотворительности и истинного призвания. Когда она уже излечила свои травмы — насколько смогла — и вернулась к природному состоянию Женственности и Любви.

И настоящее призвание [5], творчество приходит в жизнь иначе. Обязательно приходит. Оно приходит само. Не стучится в дверь и не предупреждает — просто входит. И не только не высасывает силы – но и дает много энергии. Оно не забирает мать у детей целиком, оно дает им возможность видеть ее счастливой. Оно никогда не мешает семье.  Его не приходится долго искать. Оно приходит само – когда наше сердце открыто.

Всегда истинное призвание приносит в жизнь Женщины еще больше Любви. Потому что она занимается Любимым делом в свободное от основных дел время. Мой опыт и опыт многих моих подруг это четко показывает.


Я желаю вам, чтобы оно пришло к вам – вместе с энергией Любви, вместе с проживанием всех застарелых травм и обид.

Ольга Валяева — valyaeva.ru

svetlaya_ya: (Default)
Очень люблю читать посты Марьяны. Она так здорово объясняет, находит правильные образы, чтобы передать  то, что чувствуется интуитивно, но не всегда передается словами.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] okean_v_butylke в Перфекционизм в материнстве как болезнь
Стремление быть идеальной я вообще отнесла бы к греху. Грех - как форма неЛюбви. Потому что в этом стремлении, мы никак не можем быть

Read more... )
Оригинал взят у okean_v_butylke в Отношения с детьми: где чья ответственность?
Read more... )


svetlaya_ya: (Default)
Снимаю замок. Запись давно висела и ждала пока страсти улягутся и  я её причешу. Но то мысли разбегаются, то дети не спят, то еще что-то не давало. Итак
прошу под кат тех, кому интересно узнать какого бывает маме двух деток с небольшой разницей и как самим детям у меня получилось б )
svetlaya_ya: (Default)

Позвольте ребенку плакать

 

Read more... )

 

Profile

svetlaya_ya: (Default)
svetlaya_ya

March 2014

S M T W T F S
      1
2345678
9 10 11 1213 1415
16171819202122
2324 2526 272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios